Метапсихологические аспекты переноса

 

Чтобы определить, что представляет собой перенос в психоанализе, обратимся к рассмотрению первоначального значения этого слова и специфике его перевода на другие языки.

  

С немецкого языка термин übertragung, который и использует Фрейд, переводится не только как «перенос», но еще как «передача, перевод, перенесение, заражение, воспроизведение». Примерно те же значения входят в состав понятий transfert (фр.); transference (англ). Всмотримся в это определение: значимым здесь становится понятийный элемент «заражение», а также «воспроизведение», которые полностью актуализируются при переносе в клиническом смысле слова.

В русском языке понятие «перенос» также имеет интересные коннотации: перенести что-либо (вытерпеть, претерпеть); непереносимый; переносчик (склонный к сплетням, тайной передаче вестей); переносный (иносказательный) смысл — когда значение переносится от одного слова к другому. Сама «метафора» (от μετά «над» + φορός «несущий») с греческого переводится как «перенос» — таким образом, встречаясь с определением переноса уже в словарных статьях, мы можем говорить о том, что он имеет отношение к логике работы означающих, связи слов друг с другом.

Понятие переноса исконно свойственно психоаналитическому дискурсу и не является, как это принято считать, теоретическим нововведением Фрейда середины 1900-х гг. Просто изначально оно понималось в более широком смысле слова, чем в дальнейшем, когда этот термин закрепился за определением специфики отношений между аналитиком и пациентом. Уже в первых исследованиях взаимодействия нейронов и прокладывания психических путей («К трактовке афазий» (1891), «Набросок психологии» (1895)) можно встретить следующее описание: возбуждение энергии с одного участка нейронов переносится на соседний. На полях заметим, это одно из первых определений работы нейронной сети, наличие которой Фрейд предположил, исходя из наблюдений за такими «поломками» в речи, как афазии. Таким образом, Фрейд впервые упоминает о переносе именно в экономическом аспекте.

Как известно, в состав метапсихологии как науки входят три значимых аспекта, логику работы которых мы можем прописать относительного любого психоаналитического понятия: это динамический, топический и экономический аспекты (подробнее об этом — в работе «Бессознательное» (1915)).

Перенос в динамическом понимании. О переносе в динамическом аспекте больше всего говорится в статье Фрейда с одноименным названием «О динамике переноса» (1912). К динамическому аспекту относится, например, категория психического времени: перенос совершается из условно прошедшего времени в условно настоящее в процессе психоаналитического взаимодействия (это связано с тем, что в бессознательном «времени не существует» — соответственно, нагрузка с одних представлений при определенных обстоятельствах может переходить на другие).

Другая сторона динамического аспекта — само отношение к объекту, на который могут быть возложены или не возложены переносные чувства (из 27-й «Лекции по введению в психоанализ» (1917): «Человек с интеллектуальной стороны доступен воздействию лишь постольку, поскольку он способен на либидинозную привязанность к объекту»). Здесь важно отметить, что отношение к объекту всегда носит процессуальный характер: перенос — это то, что совершается здесь и сейчас, но развитие чего мы можем проследить, также как и предположить динамику дальнейшего взаимодействия (хотя чаще всего динамика переноса раскрывается именно в последействии, как это было в случае Доры).

Наконец, третья сторона — работа над устранением сопротивления, которое является, с одной стороны, двигателем переноса, с другой стороны, может оказаться фатальным для всего лечения. Взаимодействие «позитивной» и «негативной» сторон переноса, их качественные характеристики также имеют непосредственное отношение к динамическому аспекту.

Перенос в топическом значении следует прежде всего понимать как одно из описаний пересечения границ различных психических инстанций. Приведем в качестве примера цитату из «Психопатологии обыденной жизни» (1904): «В случае еще менее важных намерений в качестве второго механизма забывания обнаруживается, что на намерение из какого-то другого места переносится встречная воля, после чего между той другой и содержанием намерения устанавливается внешняя ассоциация». Если динамический перенос связан со временем, то, как следует из самого определения «топики», топический перенос — это вопрос места в психическом и перемещения либидинальной нагрузки представлений, находящихся в различных местах.

Такого рода топические определения переноса встречаются и в других текстах. В «Трех очерках по теории сексуальности» (1905) можно обнаружить следующие описания:

1) «Слишком сильные импульсы возбуждения, поступающие из различных источников, переносятся в другие области, где находят себе применение» (о переносе энергии из одной психической области в другую).

2) «Сексуальное любопытство может и переноситься в область художественного творчества ("сублимироваться"), путем переключения интереса от гениталий на сложение тела вообще» (здесь понятие переноса употребляется еще шире — как основа сублимации).

3) «Если перенос эрогенного возбуждения с клитора на вход во влагалище состоялся, это значит, что у женщины произошла смена ведущей эрогенной зоны, определяющей характер сексуальности на всю жизнь» (а в этом примере речь идет о переносе энергии с места на места в буквальном смысле слова — не только в психическом пространстве, но и в телесном).

В 26-й «Лекции по введению в психоанализ» читаем: «Из анализа бреда наблюдения мы сделали вывод, что в Я, действительно, имеется инстанция, которая беспрерывно наблюдает, критикует и сравнивает, противопоставляя себя другой части Я. Мы полагаем поэтому, что больной выдает нам не вполне оцененную правду, когда жалуется, что каждый его шаг выслеживается и наблюдается, каждая мысль объявляется во всеуслышание и критикуется. Он ошибается только в том, что переносит эту неприятную ему силу во внешний мир, как нечто ему чуждое». В данном примере речь идет о переносе представлений самим субъектом: то, что в неврозе оказывается скрытым (основания Сверх-Я), в психозе выносится за рамки психического, как бы помещается во внешний мир.

Экономический аспект переноса отсылает к тому времени, когда этот термин изначально использовался для обозначения перемещения аффекта от одной идеи к другой (первые тексты по теории нейронов). Приведем цитаты из «Толкования сновидений» (1900), которые раскрывают количественные (экономические) моменты, связанные с переносом:

— «Новое переживание переносит мнимо утерянное воспоминание на более раннее переживание и находит тем самым источник сновидения».

— «Перенесение уже существовавшего аффективного отношения на новый объект».

— «Когда мы говорили о процессе сгущения в сновидении, мы не могли избегнуть предположения, что интенсивность отдельных представлений благодаря деятельности сновидения переносится с одного на другое».

— «Я предполагаю, что сознательное желание лишь в том случае становится возбудителем сновидения, когда ему удается пробудить равнозначащее бессознательное и найти себе в нем поддержку и подкрепление. Эти бессознательные желания представляются мне, согласно данным из психоанализа неврозов, всегда интенсивными, всегда готовыми найти себе выражение, когда им только представляется случай объединиться с сознательным желанием и на его незначительную интенсивность перенести свою повышенную».

— «Бессознательное представление как таковое вообще не способно войти в предсознательное и там оно может вызвать только одно воздействие: вступить в соединение с безобидным, уже принадлежащим предсознательному представлением, перенести на него свою интенсивность и им прикрыться. В этом и состоит факт переноса, которым объясняется так много необычных явлений в душевной жизни невротиков. Перенос может оставить без изменений представление из предсознательного, которое тем самым достигает незаслуженно большой интенсивности, или же вынудить его самого к модификации благодаря содержанию переносимого представления. <…> Бессознательное опутывает своими соединениями главным образом те впечатления и представления предсознательного, которые либо, будучи индифферентными, остались без внимания, либо лишились этого внимания вследствие отвержения».

Наконец, именно в экономическом аспекте можно прочитывать традиционное понимание переноса как перемещения либидо на объект (состояние влюбленности, в том числе в фигуру врача): «Только в состоянии полной влюбленности основной объем либидо переносится на объект, в известной мере ставит объект на место Я» (цитата из позднего текста «Абрис психоанализа» (1939)).

В этом смысле при влюбленности энергия либидо Я нагружает представление об объекте, включает его в совокупность значимых бессознательных представлений, ассоциирует с другими либидинально нагруженными представлениями (в том числе вытесненными). Само Я при этом, по мысли Фрейда, оскудевает, его границы растворяются, иногда до полного воображаемого слияния с любимым объектом.

Итак, с метапсихологической точки зрения перенос может быть рассмотрен во всех трех аспектах — динамическом, топическом, экономическом, — при этом проявления каждого из аспектов, несомненно, связаны с двумя другими. Наиболее раннее и самое широкое определение переноса можно найти в первых работах Фрейда, в дальнейшем оно все более конкретизировалось и, наконец, обрело одно из известных значений как перенос, возникающий в кабинете аналитика.

Метапсихологическое осмысление переноса интересно тем, что позволяет не замыкать этот важнейший психоаналитический термин в границах отношений «аналитик—пациент». Метапсихологический подход актуализирует другие смыслы и значения переноса, которые оказываются не менее значимыми как для работы в клинике, так и для понимания функционирования психического аппарата. Как именно проявляется перенос в клинике, а также как переосмыслили это понятие последователи Фрейда — об этих вопросах речь пойдет в дальнейших докладах на Зимней школе.

 

Фрейд, Перенос, Вероника Беркутова, Зимняя школа

PSY.media - информационный проект Восточно-Европейского Института Психоанализа ©2019