Гендерные аспекты этиологии депрессивных расстройств у женщин

 

В статье анализируется значение гендерных аспектов в возникновении депрессивных расстройств у женщин. Рассматривается неоднозначность подходов к пониманию гендерной идентичности, а также типология мультиполярной модели гендерной идентичности, опирающаяся на выраженность маскулинных и фемининных характеристик. Приводятся результаты исследования психологического пола и полоролевой идентичности женщин, страдающих непсихотическими депрессиями.

  

На современном этапе развития общества особую актуальность приобрела проблема расстройств аффективной сферы, особенно тревожного и депрессивного спектров. Депрессия, представляя собой одну из важнейших проблем нашего времени, является серьезным нарушением здоровья, существенно влияющим на качество жизни и социальное функционирование человека. Психические расстройства, и в их числе депрессии, оказывают прямое и косвенное негативное экономическое воздействие на общество, заставляя его тратить значительные средства на обслуживание и поддержание качества жизни больных и их семей.

Депрессивные расстройства распространены во всем мире: по некоторым оценкам, от них страдает 350 миллионов человек. Данные о распространенности среди различных социальных и возрастных групп противоречивы и неоднородны, однако при изучении распределения пациентов по полу было установлено, что женщины подвержены депрессиям примерно в два раза чаще, чем мужчины [1; 2]. Женщины чаще обращаются за профессиональной помощью, реже пытаются бороться с ней самостоятельно, с помощью наркотиков и алкоголя, или игнорировать ее [3].

В этой связи появилось значительное количество исследований, посвященных специфическим, свойственным женщинам проблемам, имеющим отношение к высокому уровню депрессии. Рассматриваются биологические (гормональные) и психосоциальные факторы, а также трудности, связанные с той или иной жизненной стадией.

И мужчины, и женщины, имеющие депрессивные расстройства, при описании своего состояния используют такие выражения, как «отсутствие самоуважения», «ненависть к самому себе», «заниженная самооценка», «ощущение собственной никчемности». Самооценка женщины строится главным образом вокруг отношений, эмоциональных связей, близости и совместной деятельности (внутренний локус контроля психологического состояния). Очевидно, невозможно отделить чувство собственного достоинства от своего образа — образа мужчины или женщины. Он существует не в изоляции, а в контексте отношений и социума, в контексте гендерных ролей. Гендер не только влияет на представления человека о себе, но и учит его поступать определенным образом, формируя установки и виды деятельности, которые общество связывает с тем или иным полом. К появлению депрессии у женщин могут приводить определенные психологические требования гендера, такие как: запрет на отстаивание своих прав на независимость, подавление гнева, отношение к собственным потребностям как к чему-то незначимому, предрасположенность к чувству вины и потребность угождать окружающим.

Вместе с тем общее количество научных работ, посвященных подробному изучению гендерных аспектов, связанных с развитием депрессивных состояний у женщин, в настоящее время относительно немногочисленно.

В научной литературе проблема гендерной идентичности рассматривается неоднозначно. Во-первых, гендер определяется просто как принадлежность к той или иной социальной группе на основе полового признака [4]. Во-вторых, как отождествление себя с определенным полом, отношение к себе как к представителю мужского или женского пола, освоение соответствующих формирование личностных характеристик и форм поведения [5]. И в-третьих, как аспект самосознания, описывающий переживание человеком себя в рамках представителя определенного пола [6]. Подчеркивается не только системный характер гендерной идентичности (связь с полом, культурой, институтами социализации), но и согласованность со всеми личностно принимаемыми образами «Я». Делается два акцента: на поведенческие паттерны, следование половым стереотипам, социальным и культурным нормам, а также — на половое самосознание, переживание соответствия своей половой роли и принятие себя как представителя мужского или женского пола. Именно проблемы принятия своей половой роли и степень удовлетворенности, связанная с этим, в наибольшей мере соотносятся с невротическими и личностными нарушениями.

С точки зрения типологии мультиполярной модели гендерной идентичности, были выделены маскулинный, фемининный и андрогинный варианты (разделенные на мужские и женские типы). Маскулинный вариант рассматривается как совокупность «инструментальных» качеств и характеризуется значительной выраженностью таких свойств, как независимость, властность, напористость, склонность защищать свои взгляды, честолюбие, способность к лидерству, склонность к риску. Фемининный тип характеризуется выраженностью «экспрессивных» черт, таких как скромность, исполнительность, комфортность, преданность, способность к состраданию, гибкость, эмпатия, склонность к кооперации и компромиссам. При этом чрезмерная акцентуация как типично маскулинных, так и типично фемининных характеристик может приобретать негативную оценочную окраску: типично отрицательными маскулинными качествами признаются грубость, авторитаризм, излишний рационализм и т. п., фемининными — формализм, пассивность, излишняя эмоциональность, тревожность, зависимость. Андрогинному варианту примерно в равной степени присущи и маскулинные, и фемининные качества. Андрогинность представляет собой наиболее адаптивную (и часто встречающуюся в современных условиях) форму гендерной идентичности. Пропорция маскулинности/фемининности отражает компетентность в сфере достижений, принятия решений и процессах коммуникации [7].

Нарушения гендерной идентичности являются патогенетическим фактором в формировании психических и психогенных соматических заболеваний, а также могут влиять на проблемы социально-психологической адаптации и саморегуляции личности [8; 9].

Целью проведенного исследования было выявление особенностей полоролевой идентичности, а также выраженности маскулинности и фемининности у женщин, страдающих невротической депрессией. В исследовании принимали участие женщины среднего возраста — пациентки дневных стационаров и городских психоневрологических диспансеров Санкт‑Петербурга с диагнозом «непсихотическая депрессия» и показателями шкалы CES-D, соответствующими уровню депрессии. Контрольную группу составили условно здоровые женщины соответствующего возраста и социальных групп, имеющие нормативные показатели по шкале депрессии CES-D.

С помощью методики «Маскулинность — Фемининность» (С. Бем) было выявлено, что в группе условно здоровых женщин в двух третях случаев преобладал андрогинный психологический пол, который совмещает в себе как фемининные, так и маскулинные черты. Андрогинные женщины способны менять свое поведение в зависимости от сложившейся ситуации, тем самым становясь более адаптивными к внешним обстоятельствам. Полученные результаты соответствуют данным, описанным в научной литературе. По данным автора методики С. Бем, именно андрогиния способствует формированию устойчивости к стрессам, помогает в достижении успехов в различных сферах жизнедеятельности, повышает адаптивность. У одной трети условно здоровых женщин был выявлен фемининный психологический пол.

В группе женщин, страдающих депрессиями, преобладал фемининный психологический пол, который был зарегистрирован более чем у половины респонденток. Выраженный маскулинный тип личности, характеризующийся активностью, агрессивностью, настойчивостью, инструментальностью, умением вести за собой и т. п., встретился только в этой группе, в 20% случаев. Андрогинность в этой группе оказалась значительно меньше выраженной и составила менее одной трети, то есть в два раза меньше, чем в группе условно здоровых женщин. Полученные результаты позволяют предположить, что страдающие депрессивными расстройствами женщины склонны к крайним вариантам либо маскулинности, либо фемининности.

Для исследования полоролевой идентичности был использован проективный тест ВПР («Возраст. Пол. Роль» Кудрявцевой С. В., Эйдемиллер Э. Г.), разработанный для выявления особенностей принятия себя в половом аспекте и эмоционального отношения к своему и противоположному полу в различных возрастных и социальных группах.

Методика позволяет регистрировать нормативный вариант полоролевой идентичности (адекватная самооценка, самоидентификация с женским гендером, позитивное принятие своего и противоположного пола, целостный образ себя) и три группы нарушений.

Проведенное исследование показало, что среди женщин, страдающих депрессией, преобладает нарушение полоролевой идентичности по первому и второму типу.

Первый тип нарушения полоролевой идентичности характеризуется преобладанием конкурентного стереотипа поведения во взаимоотношениях: нетерпимость и агрессия к партнеру, стремление к доминированию. Женщины этого типа плохо переносят ситуации неопределенности, отличаются невротическими формами самоутверждения, которые носят защитный характер, они принимают только свою маскулинность, отвергая женственность, усматривая в ней признак слабости. Вместе с тем среди личностных черт отмечаются: определенная смелость, предприимчивость, стремление к самоутверждению. В случае неуспеха наряду с само-обвинительными реакциями возрастает враждебность по отношению к окружающим. Конфликтное поведение, как правило, является наиболее часто избираемой формой защиты от травмирующих личность переживаний. Эмпирические исследования подтверждают относительно высокие показатели по параметрам невротичности и депрессивности. Формирование данного типа полоролевой идентичности рассматривается либо как рано сложившаяся ориентация на мужскую роль, либо как защитное поведение по мужскому типу в случае конфликтности женской половой роли или при восприятии ее как дезадаптивной.

Нарушение полоролевой идентичности второго типа обусловлено наличием болезненной и почти всегда неосознаваемой зависимости женщины от мужчины. Женщины проявляют высокую зависимость от внимания и оценки мужчин, их самоуважение прямо связано с отношением к ним значимого мужчины. Однако успех у мужчин, даже в случае его достижения, не имеет какой-либо эмоциональной ценности сам по себе. Они нуждаются в любви, чтобы ощутить себя в безопасности и поднять свою заниженную самооценку, но, достигнув результата, обесценивают его. С другими женщинами преобладают отношения соперничества и часто негативизма. Среди личностных характеристик выделяются: импульсивность, неумение сдерживать или отсрочить удовлетворение своих желаний, влечение к острым ощущениям (без них впадают в уныние). Данная характеристика соответствует описанному К. Хорни типу женщин с «невротической потребностью в любви». Именно такой тип полоролевой идентичности чаще встречается в группе женщин, страдающих депрессией.

Проведенное исследование показывает необходимость включения гендерных аспектов в психотерапевтическую коррекцию депрессивных расстройств у женщин, что, в свою очередь, может способствовать повышению эффективности работы в целом. Психотерапевтическая коррекция нарушений гендерной идентичности может быть достигнута в процессе индивидуальной, семейной и групповой психотерапии.

 

 

Библиографический список:

 

  1. Информационный бюллетень № 369. Апрель 2016 
  2. Дубницкая Э. Б. Антидепрессивная терапия при расстройствах, связанных с генеративным циклом женщин // Психиатрия и фармакотерапия. — 2001. — Т. 3. — № 3. — С. 12—15.
  3. Смулевич А. Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. — М.: Медицинское информационное агентство, 2003. — 432 с.
  4. Радина Н. К. К проблеме использования гендерного анализа в психологических исследованиях // Вопросы психологии. — 1999. — № 2. — С. 22—28.
  5. Бендас Т. В. Гендерные исследования лидерства // Вопросы психологии. — 2000. — № 1. — С. 87—95.
  6. Клецина И. С. Гендерная социализация. — СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 1998. — 92 с.
  7. Великанова Л. П. Мультиполярный подход в типологии гендерной идентичности // Известия Калининградского государственного технического университета. — 2008. — № 13. — С. 156—160.
  8. Носов С. С., Дворянчиков Н. В. Психологический пол в динамической системе психической адаптации // Сексология и сексопатология. — № 1. — 2004. — С. 19—26.
  9. Ениколопов С. Н., Дворянчиков Н. В. Концепции и перспетивы исследования пола в клинической психологии // Журнал практической психологии и психоанализа. — 2002. — № 2. — С. 100—115.

 

 

Клинические аспекты, Гендерная психология, Идентичность, Светлана Кудрявцева

PSY.media - информационный проект Восточно-Европейского Института Психоанализа ©2019